Оборона независимости. Эксклюзивное интервью с создателем Концепции ВСУ Виталием Лазоркиным и уникальные документы

23 августа 2020, 08:30

Виталий Рябошапка Виталий Рябошапка

Автор законов "О Вооруженных Силах Украины" и "Об обороне Украины" полковник Виталий Лазоркин рассказал, как создавалась украинская армия на развалинах СССР

24 августа 1991 года в Европе родилось новое государство – Украина. Одним из первых вопросов, вставших перед нашей страной, был вопрос создания собственных Вооруженных сил.

Реклама

"В наследство" от СССР Украине достался колоссальный военный арсенал. Одних только танков различных модификаций на территории страны было около 6,5 тысячи (для сравнения: сейчас на вооружении ВСУ около 1,5 тыс. танков при обоснованной минимальной потребности в 3,2 тысячи). Полторы тысячи самолетов, 350 кораблей, средства ПВО, третий в мире ядерный арсенал, мощнейший, пусть и экономически неэффективный, военно-промышленный комплекс.

Декларация о суверенитете, утвержденная Верховным Советом УССР годом ранее, в июле 1990 года, предусматривала право УССР на собственные Вооруженные силы. Тем не менее все войска, дислоцированные на территории Украины к августу 91-го, по факту подчинялись Москве. Украинскую армию предстояло еще создать.

Накануне годовщины Дня Независимости сайт "Сегодня" поговорил об исторических событиях тех дней с автором первой Концепции Вооруженных сил Украины, автором законов "О Вооруженных Силах Украины" и "Об обороне Украины", одним из учредителей Союза офицеров Украины, полковником Виталием Лазоркиным.

"Чорновил поддержал Концепцию и ее взяли в работу"

Автор Концепции создания ВСУ, законов
Реклама

Автор Концепции создания ВСУ, законов "О Вооруженных Силах Украины" и "Об обороне Украины" полковник Виталий Лазоркин / Фото: Фото из личного архива полковника Виталия Лазоркина

- Виталий Ильич, расскажите, как и почему вы, полковник, преподаватель "Львовской политехники", а не генералы из Киева, стали автором Концепции создания ВСУ?

- Почему не генералы, нужно спрашивать у них. А история создания Концепции такова. Как известно, Декларация о суверенитете предполагала создание Вооруженных сил тогда еще УССР. Но для реализации этой нормы ничего не делалось. В 1990 году, я, будучи членом КПСС и начальником радиолокационного цикла Объединенной военной кафедры "Львовской политехники", познакомился с представителями наших национал-патриотических сил и стал главой секретариата Львовского общественного комитета за возрождение Украинской Национальной Армии.

7 ноября 1990 года власти Львова планировали провести традиционный праздничный парад войск местного гарнизона. Национал-патриоты, в свою очередь, решили не допустить его проведения, считая Советскую Армию оккупационной. Среди национал-демократов в то время бытовал лозунг: "Оккупационная армия – прочь с Украины!". Его реализация таила в себе опасность разжигания гражданской войны, а в то время у нас появилась информация, что консервативные просоветские силы только и ждут повода, чтобы в Украине использовать армию против народа. Я очень переживал по этому поводу – не хотел, чтобы в Украине повторились события того же Вильнюса, Тбилиси, Риги, где войска были использованы для разгона митингов и демонстраций. Поэтому на очередном заседании Львовского общественного комитета за возрождение УНА я заявил, что ни в коем случае нельзя допустить провокаций против войск. Это мое мнение было услышано – Украинская республиканская партия выступила в прессе с соответствующим заявлением о недопущении провокаций против войск во время парада. А я задумался над тем, каким образом можно решить проблему вывода армии из-под влияния политиков, чтобы армия на территории Украины стала действительно украинской. Придя домой, я за ночь написал Концепцию создания Вооруженных сил Украины.

Документ я представил на комитете, затем на заседании руководства областной организации Народного Руха Украины. Там его поддержали и предложили представить руководству НРУ в Киеве. И так получилось, что в Киеве я представил Концепцию 1 декабря 1991 года – ровно за год до референдума о независимости Украины. Вячеслав Чорновил, Дмитрий Павлычко, Иван Драч и другие руководители Народного Руха Украины поддержали Концепцию и взяли ее "в работу".

Реклама

- Кратко: как предполагалось строить ВСУ по вашей концепции?

- По сути, это была "дорожная карта", с помощью которой можно было реализовать утвержденное Декларацией о суверенитете право Украины на собственные Вооруженные силы. Рассматривались несколько вариантов создания: создание собственных Вооруженных сил параллельно с существующей группировкой Вооруженных сил СССР на территории Украины с требованием роспуска и расформирования последних. Второй вариант – путем принятия украинским парламентом ряда радикальных решений. Эти пути были сложны для реализации. Оставался третий – создание ВСУ путем правового эволюционного преобразования группировки Вооруженных сил СССР, которая дислоцировалась на территории Украины, в Вооруженные силы Украины с сохранением боеспособности войск и обороноспособности страны.

Реализация этого варианта была подробно расписана – начиная от создания Главного командования Группировки ВС СССР на территории Украины, создания депутатской комиссии по вопросам обороны и безопасности в Верховной Раде УССР и заканчивая перечнем законов, необходимых для создания ВСУ и Министерства обороны Украины. Провозглашение Независимости Украины 24 августа 1991 года позволило начать реализацию этого плана и воплотить его в жизнь в течение осени-зимы 1991 года и 1992 года.

/ Фото: Фото из личного архива полковника Виталия Лазоркина

Реклама

- На дворе 1990-й. Вы – член КПСС и кадровый офицер – пишете Концепцию создания Вооруженных сил, не зависимых от Москвы. Репрессий не было?

- Как же не было? Как только я приехал из Киева, меня вызвали на общее партийное собрание "Львовской политехники", где товарищи по партии, не вникнув в суть, обвинили меня в выступлении против советской власти и в других ужасных грехах... Я попытался прояснить ситуацию, но слова мне не дали. Тогда я встал, решительно вышел к столу президиума собрания и сказал, что это собрание мне напоминает репрессии 37-го года. И что всем, кто меня сейчас осуждает, будет стыдно через год смотреть мне в глаза, а я в знак протеста против репрессий прекращаю членство в партии. Вышел из зала, зашел к себе в кабинет и написал заявление о выходе из КПСС. Это случилось 5 декабря 1990 года. Конечно же, не замедлили появиться комиссии из штаба Прикарпатского военного округа, начались проверки. Но подкопаться никак не могли – мой радиолокационный цикл был лучшим по успеваемости. А офицеры, члены комиссии, которые ознакомились в ходе проверки с содержанием моей Концепции, заявили, что написано все правильно и никакой крамолы здесь нет, так и будем докладывать начальству.

/ Фото: Фото из личного архива полковника Виталия Лазоркина

Вячеслав Чорновил, видя, что у меня возникли трудности с военным руководством, предложил мне идти на выборы в народные депутаты Львовского областного совета народных депутатов от Народного Руха Украины. Моим доверенным лицом на выборах был назначен студент-журналист Георгий Гонгадзе. Мы выиграли эти выборы у восьми конкурентов, и так я стал народным депутатом, на меня распространилась неприкосновенность.

Как был написан закон "О Вооруженных Силах Украины"

- Как вы оказались в Киеве и стали автором законов "О Вооруженных Силах Украины" и "Об обороне Украины"?

- Связей с Киевом я не терял. В феврале 1991 года при Народном Рухе Украины был сформирован Военный комитет, куда я был делегирован от Львова. В мае был создан оргкомитет 1-го Съезда офицеров Украины, и я вошел в состав этого организационного комитета. Съезд состоялся в Киеве 27-28 июля 1991 года. На съезде вместе с Александром Емцем и Виленом Мартиросяном я был избран в состав президиума, выступил с докладом. На съезде мы создали новую общественную организацию – Союз офицеров Украины, меня избрали заместителем председателя Союза офицеров Украины. Но, конечно же, я продолжал оставаться народным депутатом Львовского облсовета, жил и работал во Львове.

В тренде
Украинский консул покинул Россию: что его ждет в Киеве

/ Фото: Фото из личного архива полковника Виталия Лазоркина

После провозглашения Независимости Украины, 28 августа, мне пришла телеграмма за подписью Дурдинца Василия Васильевича, председателя Комиссии Верховной Рады по вопросам обороны и безопасности, с просьбой прибыть в Киев для участия в подготовке законопроектов по военным вопросам.

Телеграмма Виталию Лазоркину с просьбой прибыть в Киев для работы над законопроектами

Телеграмма Виталию Лазоркину с просьбой прибыть в Киев для работы над законопроектами / Фото: Фото из личного архива полковника Виталия Лазоркина

Приезжаю в Киев, захожу в кабинет к Василию Дурдинцу. Он сидит, просматривает какие-то документы. Я представляюсь. Дурдинец спрашивает, кивая на бумаги: "Концепцию создания ВСУ вы писали?" – "Так точно!" – отвечаю. "Ну, в таком случае давайте работать". И улыбается. Это было 30 августа 1991 года. А через неделю, 6 сентября, я передал проекты законов "О Вооруженных Силах Украины" и "Об обороне Украины" в комиссию. Ну, потом они прошли через Минюст, были выставлены на обсуждение, пошли предложения, правки, я сделал сравнительную таблицу и обосновал правильность своих проектов. В общем законы были готовы, и 6 декабря 1991 года проекты законов "О Вооруженных Силах Украины" и "Об обороне Украины" были приняты парламентом. В Украине этот день отмечается теперь как День Вооруженных сил Украины.

/ Фото: Фото из личного архива полковника Виталия Лазоркина

Параллельно с работой над проектами законов я стал членом постоянной рабочей группы от Украины в межгосударственных переговорах по военным вопросам, которые проводились в Москве при Верховном Совете СССР, а после вступления генерал-майора авиации Константина Морозова в должность министра обороны Украины я с 17 сентября был включен в состав организационной группы по созданию Министерства обороны Украины. Мы с этой задачей справились: 29 ноября 1991 года вышел первый приказ министра обороны Украины – о зачислении в штат ВСУ первой группы офицеров. Я был в том списке – меня назначили на должность руководителя группы консультантов министра обороны.

Как военная доктрина "обновленного СССР" отправляла ВСУ захватывать Балканы

- Насколько известно, вы в составе украинской делегации неоднократно выезжали на переговоры в Москву по вопросам "раздела" армии. Как проходили переговоры? Москва не давила, не требовала отдать ей оружие, технику, боеприпасы? Не было попыток оставить молодую Украину беззащитной?

- Вы правильно отметили, что на переговоры я выезжал многократно. Это был длительный процесс. И в разные времена по разным вопросам он происходил не одинаково.

- То есть?

- Например, наша первая поездка в Москву состоялась 9 сентября. Собственно, украинскую делегацию и делегации других советских республик и независимых постсоветских государств пригласило военное руководство СССР. Они пытались утвердить военную доктрину "обновленного СССР". В принципе, я работал с комитетом Верховного Совета СССР по вопросам обороны и безопасности. Там были нормальные ребята, которые все понимали, и у нас были нормальные рабочие отношения. Они даже попросили у меня копию проекта закона "Об обороне Украины", потому что у них такого проекта еще не было. Но, конечно же, среди военных было очень много лиц, настроенных против независимости Украины. Ну, и в первую очередь негативно настроено было Политбюро ЦК КПСС, партфункционеры. И они как раз и создавали трудности, всячески вставляли палки в колеса. Но ближе к теме. Главное, что мне удалось сделать на первом заседании, – снять с повестки дня обсуждение военной доктрины обновленного СССР, которая, если бы ее утвердили, могла бы поставить крест на создании ВСУ, она бы фактически подчинила нашу армию Москве.

- Даже так? И как вам это удалось?

- Это интересная история. 10 сентября наша делегация в составе Василия Дурдинца, Константина Морозова (первый министр обороны независимой Украины, назначен на должность 3 сентября 1991 года. – Авт.) и меня прибыла в Москву на упомянутое совещание под руководством генерала армии Константина Кобца (заместитель министра обороны СССР, председатель комитета по подготовке и проведению военной реформы при Государственном Совете СССР. – Авт.).

Представили нам эту доктрину в виде карт и схем, выставленных на большой сцене. Докладчик, генерал-лейтенант Степанов, прохаживаясь по сцене, рассказывает, а я смотрю, что там по Украине. Оказывается, Москва в этой доктрине расписала, что украинские вооруженные силы по приказу Москвы выходят на Балканы и там занимают свои позиции. Какие Балканы, думаю. Какой в этом стратегический смысл для Вооруженных сил независимой Украины. Я как стратег смысла в этом не вижу. У независимой Украины потребностей делать этого нет. Но, вижу, Василий Дурдинец сидит и молча занимается своими документами, Константин Морозов тоже занят своими мыслями, сидя за столом. И один только полковник Лазоркин начинает тянуть руку. Генерал армии Кобец смотрел-смотрел, потом не выдержал: "Полковник, что у вас там?" Я ему: "Товарищ генерал армии, у меня два вопроса к докладчику – генералу Степанову". – "Ну давай". Тогда я спрашиваю докладчика: "Товарищ генерал, скажите, какими такими стратегическими замыслами определена дислокация Вооруженных сил Украины на Балканах? Почему ВСУ должны пройти через четыре независимых государства Европы, чтобы на Балканах занять боевые позиции? Второй вопрос: а с кем из официальных лиц Украины решался подобный вопрос?".

Генерал Степанов сильно растерялся и Кобцу: "Товарищ генерал армии, ну мы же с вами решили…". Тут встает представитель Беларуси: "Действительно, а почему мы своими войсками должны идти в Германию?" Затем представитель Молдовы: "А почему мы должны занимать Грецию?". Зал загудел: какая же это оборонная доктрина – мы наступаем до Ла-Манша. Кобец покраснел и строго так говорит Степанову: "Генерал Степанов, снимай свою галиматью!" Морозов наш, смотрю, сидит настороженный: "Что теперь будет?!?". А белорусы, молдаване и другие меня потом благодарили за то, что я выступил и не допустил утверждения этой доктрины.

Окончание следует.

Во второй части интервью читайте: Как Грачев хотел забрать украинскую армию у молодого независимого государства Украина и что из этого вышло. Как шли переговоры о ядерном оружии. Почему ВСУ, построенные по второй (детальной) концепции Лазоркина, могли бы дать отпор любой внешней агрессии, и почему она не была в итоге принята. Как нам усилить украинскую армию сегодня.

Как изменилась украинская армия за последние пять лет, смотрите в сюжете:

Все подробности в спецтеме День Независимости-2020

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять