Николай Азаров: "Мы не могли заранее сказать о приостановке курса в ЕС"

Премьер-министр Украины — о том, почему к решению отложить подписание Соглашения об Ассоциации с ЕС украинцев не подготовили заранее, что предлагал нам Запад и что пишет народ на личной странице Николая Яновича в соцсети

— Николай Янович, какова ваша оценка бюджета-2014? Насколько оптимален заложенный рост в 3% ВВП, позволят ли запланированные показатели развиваться стране?

— Цифры экономического роста в бюджет-2014 заложены оптимальные. Его основным отличием от бюджета-2013 является акцент на реализацию инвестиционных проектов, активизацию экономики и ее модернизацию — все то, о чем мы говорили в связи с решением отложить подписание соглашения с Евросоюзом. Нам нужна энергичная практическая работа по модернизации экономики, повышению ее конкурентоспособности, повышению качества продукции и снижению ее себестоимости. Реализацию этой цели мы и начинаем в 2014-м.

Реклама

За один год ее не завершишь. Когда-то я называл цифру, необходимую для модернизации украинской экономики, — 160 млрд евро, нас подвергли жесточайшей критике — мол, это все не так, — но другую цифру не назвал никто. Мы говорим: 160 млрд на 10 лет, нам говорят — это заоблачные цифры, но никто не рискнул взять на себя смелость и сказать, что нужно 20 млрд, 50 или 100. Потому что каждый более-менее здравомыслящий человек понимает, что речь идет о громаднейших суммах, которые даже не исчерпываются этими 160 миллиардами. При этом, чтобы читатели понимали, за последние 2—3 года четыре страны — Греция, Испания, Португалия и Ирландия — получили от Евросоюза 400 млрд евро. А население и территория всех эти четырех стран — полторы Украины. И вложили 400 млрд евро не в модернизацию, а всего лишь в ликвидацию кризисных проблем, погашение долгов, в общем — потратили на спасение от дефолта. 400 млрд евро! А нам говорят, что Украине — самой большой в Европе стране по территории и одной из самых крупных по населению, — 160 млрд евро на модернизацию являются заоблачной цифрой.

— Вопрос не столько в самой цифре, а в готовности ЕС предоставить такие средства…

— Можете сразу выбросить из головы мысль, что Европа что-то нам профинансирует. У нас с Евросоюзом было много разговоров на эту тему, и никто нам никаких денег в таких объемах не обещал. Максимально шла речь об 1 млрд евро в течение семи лет, то есть о цифрах совершенно несопоставимых. Многое в наших нынешних внутриполитических вопросах вытекает как раз либо из непонимания реальной ситуации, либо из заведомого обмана.

Реклама

У нас многие уверены (или делают вид, что уверены), что мы подпишем соглашение об ассоциации и сразу войдем в Европу. Но ведь уже всем, кажется, известно, что в самом соглашении об ассоциации нет даже упоминания о европейской перспективе Украины, в нем нет и немедленной реализации безвизового режима с ЕС — это параллельный процесс, который требует времени и реализации отдельной программы. Поэтому когда правительство — в рамках, я подчеркиваю, своих конституционных полномочий — приняло решение отложить подписание соглашения об ассоциации, мы не нарушили ни один закон, действующий в Украине.

Мы отвечаем за стабильность в стране, за развитие экономики, и приняли это решение вынужденно — чтобы избежать кризисных явлений в нашей экономике, а соответственно — и в социальной сфере. И теперь мы можем уверенно говорить людям, что, взяв паузу, мы получили возможность, прежде всего, решить торгово-экономические проблемы в отношениях с Россией, что для нас чрезвычайно важно. На столе у нас уже лежат и в ближайшее время будут подписаны очень крупные контракты на реализацию совместных кооперационных проектов в судостроении, авиации и целом ряде других отраслей.

Мы получили очень серьезную финансовую помощь для нашей валютной системы, мы получили возможность на базе полученных кредитов реализовать программу активизации и модернизации экономики, повышения ее конкурентоспособности. То есть мы, по сути, приступили к подготовке нашей промышленности к условиям работы в зоне свободной торговли с ЕС.

Реклама

Что такое зона свободной торговли? Это снятие всех торговых барьеров на границе. Мы открываем свой рынок, и возникает элементарный вопрос: кто выигрывает от открытия рынка? Всегда выигрывает тот, кто выпускает более конкурентоспособную продукцию. Чтобы было понятнее: при открытом рынке холодильник, произведенный в Европе, будет на равных условиях конкурировать с холодильником, произведенным в Украине. Значит, украинский холодильник должен быть конкурентным по своим качественным и ценовым характеристикам — иначе никто его не будет покупать. А если все будут покупать, предположим, шведские или немецкие холодильники и никто не будет покупать отечественные, что произойдет с нашими профильными заводами?

— Закроются.

— Да, закроются. И когда мы говорим о наличии дисбаланса в торговле с Евросоюзом, измеряющимся колоссальной цифрой в 10 млрд евро, что это означает? Что мы свои деньги отправляем на зарплату европейским рабочим. То есть мы покупаем европейской продукции на 10 млрд евро больше, чем сами продаем туда, и тем самым своими деньгами поддерживаем экономику Евросоюза. Поэтому, безусловно, Евросоюз заинтересован в зоне свободной торговли, а мы заинтересованы в том, чтобы найти компенсаторы. Мы говорим: если вы на нашем рынке продаете на 10 млрд больше, чем мы на вашем, давайте компенсаторы, чтобы сравняться. Логично наше требование? Безусловно. Но за него мы подвергаемся обструкции. И понятно еще, когда мы подвергаемся обструкции извне, но когда это же делается изнутри…

— Но ведь население стало жертвой широкомасштабной пропаганды блестящих перспектив евроинтеграции, когда никто в таком же объеме не высказывал сомнений в преимуществах соглашения. Ведь если бы за несколько месяцев до ноября с экранов телеканалов стали рассказывать и о негативных сторонах соглашения, мнение масс могло бы измениться…

— Ничего, у нас есть время. Если вы посмотрите социологию, она уже меняется в пользу тех, кто понимает правильность принятого правительством решения об отсрочке соглашения об ассоциации, понимает, что это решение было вынужденное, что никакой стратегический курс не меняется, меняется только тактика.

— И все-таки — неужели нельзя было нынешнее объяснение причин такого решения донести до масс за несколько месяцев до Вильнюсского саммита, а не принимать решение резко, вдруг…

— Не резко и не вдруг. Дело в том, что практика любых переговоров подразумевает определенную конфедициальность. Мы провели десятки встреч за круглым столом с Международным валютным фондом, надеясь на то, что найдем решение, устраивающее страну. Мы надеялись, что с помощью МВФ сможем решить проблемы дефицита бюджета, модернизации экономики, выплаты колоссальных сум "Газпрому" за газ.

До последней минуты я лично вел такие переговоры и не мог в то же самое время публично заявлять, что мы закрываем эту тему и обращаемся в другом направлении. Но нам навстречу не пошли, и даже за несколько дней до решения об остановке подготовки к ассоциации мы получили письмо от МВФ: гораздо более жесткое, чем все их предыдущие требования. После чего нам стало окончательно ясно, что все разговоры с европейскими (и не только) партнерами о том, что они нам помогут, что мы получим кредит, останутся разговорами. Ясно, что мы не могли, к примеру, пойти на то, чтобы поднять в два раза коммунальные платежи для людей.

Теперь уже ясно, что благодаря снижению цены на газ и с помощью российского кредита мы избежали такого болезненного решения для нашей  экономики, и, что самое главное, болезненного для людей. Я всегда подчеркиваю, что это не популизм и не демагогия — это экономические расчеты, что если каждая украинская семья начнет платить в два раза больше за коммунальные услуги, значит, она эту же сумму не потратит на рынке на продукты питания, в основном, произведенные в Украине. А это ведет к сворачиванию экономики.

Мы такой процесс уже наблюдали в Греции, когда их правительство начало с сокращения зарплат на 25%, а потом было вынуждено сокращать бюджетников, и на каждом таком этапе греческий рынок сжимался. Сейчас они сами признают, что стабилизация достигается катастрофическими потерями в социально-экономической сфере. Но нам это было понятно с самого начала.

Вопрос о том, нельзя ли было все это раньше увидеть, закономерен. Да, есть определенные расчеты, есть определенный проводимый курс, но не всегда этот курс проводится прямолинейно, бывают остановки и торможения в его реализации. Безусловно, наша задача — объяснять обществу, почему не удалось выдержать избранный курс, не делая остановок. И этим мы сейчас занимаемся.

— Как отреагировала Европа на Московские соглашения?

— Как только Московские соглашения были двумя президентами подписаны, инвесторы сразу на это отреагировали. Мировые финансовые рынки тоже сразу отреагировали. Меня наши европейские партнеры спрашивали: мол, почему вы пошли на эти соглашения? Я им объяснил ситуацию, которая сложилась с оплатой за газ, что мы уже в августе-сентябре имели проблемы с его оплатой, что имели проблемы с закачкой газа, потому что не могли его покупать так дорого в прежних объемах — в том числе для того, чтобы обеспечить транзит газа в Европу. Все эти проблемы загнали нас в угол, объяснял я, и при этом мы никакой реальной помощи от вас не получали и даже обещаний на будущее не получали. Вот и весь ответ. Руководствуясь национальными интересами, мы не могли оказаться перед дилеммой — то ли за газ платить, то ли зарплаты и пенсии платить.

У меня есть страничка в "Фейсбуке", которую я каждый день просматриваю. И с каким настроением я ее могу читать, когда там все вопросы — где моя доплата, где мое пособие? Люди ведь прямо пишут, они не задумываются о проблемах, стоящих перед правительством. Их интересует лишь — почему ты мне не заплатил то, что положено по закону? Какое ты имеешь право?! И я читаю все, на моей странице ничего не фильтруется. Есть и позитивные эмоции от слов поддержки, есть и негативные, когда люди негодуют.

— Негодования больше?

— Сейчас 50 на 50. Возмущения было больше всего в октябре-ноябре, а сейчас, когда нам потребовалась поддержка, положительных комментариев стало намного больше. Хотя и минус значительный, конечно. Я это понимаю, я и своих министров воспитываю: вы, говорю, ребята, оторвались от жизни, а представьте себе зарплату 1400 грн и проживите на нее месяц. Разложи все свои расходы и проживи на 1400 грн, а потом будешь рассуждать, что, мол, у меня ведь столько проблем…

Кстати, я часто слышу высказывания насчет того, что наша договоренность об удешевлении газа убивает стимулы для модернизации и энергосбережения, и удивляюсь им. Значит, газ по $500 стимулирует, изымая все деньги, которые у нас есть и которые можно было бы направить на модернизацию, а $268 — это плохо, потому что появляются лишние деньги, которые некуда девать! Эти рассуждения кажутся глупыми, но на самом деле хорошо укладываются в канву информационных атак. Так сложилось, что считается выгодно с точки зрения СМИ нападать на власть. Власть иногда подставляется и заслуживает этих атак, из песни слов не выбросишь. Что-то не так делает, что-то нарушает.

Вместе с тем постоянные информационные атаки на власть приводят к снижению эффективности работы власти. В чем это заключается? С одной стороны мы, безусловно, делаем выводы из критики и нападок, но с другой — постоянные информатаки подрывают доверие к власти. А доверие — это важнейший компонент реализации любой программы. Программы стабильности курса нацвалюты, энергосбережения, инвестиций в жилищное строительство, — да любая масштабная программа требует доверия! Если я не доверяю программе "Дешевое жилье", то не несу деньги туда, если мне в СМИ говорят, что банки неустойчивы, я и туда не понесу деньги.

И потому доверие к власти — очень важная проблема, причем не политическая, а экономическая. Так что информатаки на власть должны быть сбалансированы. Там, где власть заслужила, ей надо врубать по полной, но там, где нападки незаслуженны и могут привести к нестабильности, к недоверию, нужно очень аккуратно пользоваться информационным оружием. СМИ не зря называют "четвертой властью" — в руках информканалов сосредоточены большие властные полномочия, и эта власть должна чувствовать ответственность, то есть отвечать за свои слова. Говорить только то, что подтверждено фактами.

— Вы сказали о паузе в отношениях с ЕС и в то же время о том, что присоединение к ТС — также длительный процесс. О каком временном промежутке может идти речь в обоих случаях?

— Вопрос сложный, потому что ответ зависит не только от нас. Все зависит от доброй воли наших партнеров. Ведь можно занять позицию, что вы парафировали соглашение — и все, принимайте решение, будете ли продвигать этот процесс дальше. А можно занять другую позицию. Вот мы сказали: давайте встретимся в трехстороннем формате — Евросоюз, Украина и Российская Федерация, которая имеет к нам претензии, поскольку у нас граница с ними открыта, а мы открываем свою границу с Евросоюзом. Они ведь правомерно задают этот вопрос, и мы не можем на него не ответить. И не только мы, но и представили ЕС должны участвовать в дискуссии — больше того, в этом случае наши позиции будут подкреплены поддержкой Евросоюза.

Так давайте решим сначала вопрос такой встречи. Потом возникает второй вопрос — условия имплементации. Ладно, вы говорите, что ничего в соглашениях менять не будете, но можно же обговорить дополнительно определенные моменты, на которые мы сейчас обращаем внимание в условиях имплементации. Давайте создадим рабочую группу — у нас уже накопился определенный материал. Я знаю, как тяжело идет в Евросоюзе вопрос согласования, потому что это 28 стран, и позиция проходит согласование в каждом из правительств. У каждой страны свои подходы, все надо увязать, но мы готовы пойти на такую работу, сколько бы она времени ни заняла.

Наконец, третий — и самый тяжелый вопрос: те экономические программы, которые позволят нам модернизировать нашу экономику, позволят нам стать конкурентоспособными. Мы говорим: это может быть программа кредитной поддержки со стороны европейских финансовых институтов, либо это программа оказания помощи, либо это совместные проекты, как, например, строительство и обустройство европейских транспортных коридоров. Мы хотим, чтобы Евросоюз подумал, как он будет работать с Украиной не в течение года, а в течение 15—20 лет. Все это могло бы быть увязано в тот документ, который открыл бы дорогу к подписанию соглашения с ЕС. Могу сказать одно: с нашей стороны мы сделаем все, чтобы в максимально короткие сроки выработать приемлемые для Украины условия. Приемлемые и возможные.

— Это в том, что касается ЕС. А по ТС, если взяться за это направление?

— Давайте не будем загадывать по времени, по срокам. Я еще раз подчеркиваю: это очень большая работа. Они создавали Таможенный союз восемь лет. Европейский союз формировался более 50 лет, за это время наработано громадное количество директив, существует гигантская нормативная база. Мне кажется, они в определенных направлениях уже забюрократизировали все, подтащив под Брюссель, и сами теперь буксуют на этом.

— Но сколько мы еще можем жить, не интегрируясь ни в одном направлении?

— Сколько живет Швейцария, никуда не интегрируясь? Сколько живет и развивается Норвегия? Все зависит от условий и национальной выгоды.

Читайте также:

Реклама на segodnya.ua Реклама
Все новости
Последние новости
Показать еще
Реклама на segodnya.ua Реклама
ЗСУ: главное
Подробнее
Хроника обстрелов
Больше об этом
Война в Украине из космоса
Больше новостей
Украинцы за границей
Узнать!
Дипломатический фронт
Больше новостей
Save Life
Советы врача
Помощь во время войны
Больше новостей
"Разом нас багато"
Нас не подолати
Наши деньги
Больше новостей
Life новости
Больше новостей
Все новости
Последние новости
Показать еще
Герої не вмирають!

Позывной "Депутат". Сергей Компаниец - старшина роты 93-й отдельной механизированной бригады "Холодный Яр". Воевал на передовой с 2014 года. Ребята называли 47-летнего старшину "батей", потому что он помогал и учил каждого. Погиб в бою под Изюмом, прикрывая побратимов. Его 16-летний сын пошел учиться в военный колледж…

История героя
статистика
Курс криптовалюты сегодня

Валюта

Цена, usd

Bitcoin (BTC)

66672.94

Bitcoin Cash (BCH)

422.77

Binance Coin (BNB)

606.07

Dogecoin (DOGE)

0.13

Ethereum Classic (ETC)

24.19

Litecoin (LTC)

76.8

ЗАПРАВКИ
Топливо сегодня
95+
95
ДТ
ГАЗ
57,01
54,51
52,01
24,98
57,36
56,30
52,66
25,59
58,05
57,61
49,56
27,54
59,00
57,00
51,90
26,23
59,09
57,29
55,09
27,48
61,88
59,41
55,49
27,66
61,99
59,99
55,99
27,97
61,99
59,99
55,99
27,98
62,99
60,99
56,99
27,98
-
53,05
49,79
25,21
Наша экономика
5 главных цифр
1
Потребительская инфляция Потребительская инфляция
18%
2
Учетная ставка Учетная ставка
25%
3
Официальный курс евро Официальный курс евро
29,7 грн
4
Официальный курс доллара Официальный курс доллара
29,25 грн
5
Международные резервы Международные резервы
$22,8 млрд
Знать больше💡
Они нас поддержали
легенды спорта

УЭЙН ГРЕТЦКИ. Мы все согласны, что это бессмысленная война. Мы все желаем всем в Украине всего наилучшего и молимся за них.

ПЕЛЕ. Я шлю свою солидарность народу Украины. Я молюсь и прошу Бога, чтобы воцарились мир, свобода и любовь.

ДОМИНИК ГАШЕК. Каждый взрослый в Европе отлично знает, что Путин – безумный убийца, и что Россия ведет наступательную войну против свободной страны и ее народа.

ПАОЛО МАЛЬДИНИ. Никто не ожидал увидеть войну на европейской земле, мы хотим быть на стороне народа Украины.

КЛАУДИО ТАФФАРЕЛ. Дорогие друзья, украинцы! Сейчас весь мир следит, волнуется и возмущен тем, что происходит в Украине. Желаю, чтобы на вашу землю как можно скорее вернулся мир.

1 /2
Валюта
Курс гривни сегодня

Валюта

Цена (грн)

Доллар США ($)

40.65

Евро (€)

43.54

"Ми з України"
Наш плейлист

PROBASS ∆ HARDI

"Доброго вечора"

PROBASS ∆ HARDI

Макс Барских

"Буде весна"

Макс Барских

Александр Пономарев

"Україна переможе"

Александр Пономарев

Антитела

"Топити за своє"

Антитела

ТНМК и Kozak System

"Мамо"

ТНМК и Kozak System
Петь вместе!

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять